Фото кукол хаулин

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Игра Монстр Хай Хаулин Вульф и крипатерия YouLoveItru


фото хаулин кукол

2017-09-26 01:58 Играй в игру и наряжай Хаулин Вульф для посещения школьной столовой крипатерии Ночь зомби Гулия Йелпс Игры одевалки Монстр Хай Помогите Гулие подобрать стильные и




Мое пожелание всем, кто поздравляет меня с Новым годом. Пусть у них сбудется то, что они мне в душе желают!


Так отымеют, что потом концов не найдешь...






Денег нет, облом повсюду, А в Кремле не гаснет свет - Над бумагами дремает Полумертвый президент.


КОЛЛЕКЦИОНЕР Примыкающая к нашей соседняя деревня Каменка – самая богатая в районе, бывшая центральная усадьба преуспевающего совхоза. И сейчас этот совхоз, превратившийся в какую-то сложную аббревиатуру, не бедствует. Во всяком случае все его руководители понастроили себе двух- трехэтажные кирпичные особняки, поселение заасфальтировано, газифицировано, проведен водопровод. На этом фоне особенно уныло выглядит деревянная развалюха, в которой обитает пенсионер Геннадий Федорович, бывший учитель истории и краевед, а также коллекционер. Мне довелось с ним познакомиться. Он пригласил меня к себе в избенку, где все было пронизано крайней нищетой (водопровод и газ сюда не провели – хозяину это оказалось не по карману), и продемонстрировал свою коллекцию. Та занимала практически все жилое пространство и состояла из предметов, которые относились к истории этих мест. Коллекционер мне рассказывал, сколько ума и хитрости ему пришлось проявить, чтобы собрать столько экспонатов совершенно бесплатно. Я вслух восхищался его ловкостью, но на самом деле мне Геннадий Федорович казался абсолютно прямодушным и непрактичным человеком. Да и имеют ли ценность его экспонаты? Я невольно прикидывал, какие вещицы Геннадию Федоровичу можно загнать, дабы облегчить его жалкое существование, но мне не показалось, что здесь есть что-то, достойное внимания серьезного музея или крупного коллекционера. Вот, скажем, веревка, на которой лет восемьдесят назад повесился местный секретарь райкома (экспонат подтвержден каким-то сертификатом), - кому она интересна? Впрочем, в коллекции я обнаружил рукопись раннего рассказа Салтыкова-Щедрина (писатель был родом из этих мест), но и то – много ли за нее получишь? Вряд ли водопровод на эти деньги проведешь. Однажды я в Каменке увидел несколько расклеенных на столбах объявлений с одним и тем же текстом: «ВНИМАНИЕ! Публичный тендер на разборку дома!». Далее указывались адрес и число. Я знал автора этого объявления – Петра Вербилкина. Мужик давно проживал в Москве, делал там вроде бы неплохие бабки. В деревне у него был здоровенный, но очень старый, еще дореволюционной постройки, деревянный дом. Вот его-то Вербилкин и решил снести, дабы, видимо, выстроить себе приличный каменный особнячок. Был он профессиональным жмотом, отсюда и этот тендер – нет, чтоб без шума и пыли договориться с какой-нибудь бригадой. Мне было в то время скучновато, и я решил сходить на этот тендер. Даже не из любопытства, а чтобы просто убить время. Во дворе дома я увидел его хозяина и представителей таджикских и молдавских бригад. Шел торг, «тендер». Петр Вербилкин своего добился – строители последовательно снижали цену, вместо того чтобы предварительно договориться промеж собой. Но в какой-то момент цена встала – никто больше снижать не хотел. И тут у меня из-за спины раздался чей-то старый, скрипучий и вроде бы знакомый голос: - Петр, я разберу твой дом бесплатно. Я обернулся и, к своему изумлению обнаружил, что в «тендер» вступил незаметно подошедший мой знакомый коллекционер. - Как бесплатно? – поразился Вербилкин. – Почему бесплатно? - Твой дом мне на дрова пойдет, - деловито пояснил Геннадий Федорович. – Не одну зиму топить печь можно будет. Таджик и молдаванин позеленели, Вербилкин недоверчиво оглядел хрупкую фигурку старика: - Ты что же, сам будешь разбирать? - Племяши помогут. - Хм… И когда начнете? - Завтра я их из города вызову, завтра и начнем. Вербилкин, с минуту поколебавшись, дал «добро»: халява есть халява. На следующий день я направился в местный магазин, который располагался в Каменке. Проходя мимо старого дома Вербилкина, я заметил, что к одной из стен приставлена лестница, а на самой верхней ее ступеньке расположился Геннадий Федорович, который деловито обследовал здание. - Бог в помощь! – сказал я ему. - Спасибо, - отозвался он. – В магазин? Заходите ко мне домой на обратном пути, я вам кое-что покажу. - Так вы же… - указал я на дом. - Нет-нет, я уже закончил. – И старик стал спускаться вниз по лестнице. …Идя из магазина к избенке коллекционера, я опять проходил мимо дома Вербилкина. Хозяин был во дворе, разговаривал с кем-то по мобильнику и при этом отчего-то злобно матерился на всю деревню. Геннадия Федоровича я встретил по дороге: он, согнувшись в три погибели, тащил ведро воды из деревенского колодца. Я, естественно, помог старику. - Вот, - сказал он мне уже в избе и с гордостью продемонстрировал какую-то железяку с выбитой на ней некоей надписью. - Что это? – Не взяв очки, я не мог прочитать текст. - Свидетельство о страховании, выданное старейшим в России «Первым российским страховым обществом» еще в 1898 году! - Видимо, это раритет, - кивнул я с понимающим видом. – И откуда он у вас? - У Петрухи из-под крыши снял. Русские страховщики так застрахованные ими дома метили. Я знал, что страховое свидетельство размещается где-то на доме Вербилкина, но не знал, где точно. А Петрухе же об этом не скажешь. Жмот еще тот. Хрен бы я этот раритет заполучил. - И вы решили?.. - Ну да, выиграть тендер! А сегодня просто сказал Петрухе, что племяши подкачали! …У себя дома я залез в Интернет, полазил по сайтам коллекционеров. Именно такую вещицу мне разыскать не удалось, но по аналогии с другими раритетами это свидетельство стоило тысяч сто. Я помчался к Геннадию Федоровичу. - Вы можете продать вашу находку за сто тысяч! – с порога радостно объявил я ему. - Как продать?!. Экспонат продать?!! Как вы можете говорить такие вещи?!! – У Геннадия Федоровича от потрясения очки на лоб полезли. Я оглядел растрескавшиеся деревянные стены, щели которых были кое-как забиты паклей; печь с давно не чищенной трубой, из-за чего дым шел не на улицу, а в помещение; окна с разбитыми стеклами и потому заклеенными газетами – и безнадежно махнул рукой…